…Добрый дар дан нам в этом мире — и имя ему «Шаббат». Величие Шаббат, в частности, в том, что ее можно рассматривать в самых различных аспектах: в чисто религиозном, или гуманистически-универсально-социальном, или национально-исторически-культурном — и в любом из них она открывается перед тобою во всем великолепии ее святости и во всей чистоте ее жизненности. …

Шаббат
Шаббат

Так становится Шаббат символом и гарантией всеобщего равенства: «Чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты» (Дварим, 5,14). Эти слова перекликаются с тем, что сказано об обязанности любить ближнего как самого себя. Шаббат нашей Торы является живым и вечным свидетельством нравственного фундамента иудаизма. Шаббат символизирует благо этических норм, справедливости и милосердия. Тот, кто охраняет Шаббат от нарушения, «оберегает руку свою, чтобы не совершить никакого зла» (Йешаягу, 56,2). Шаббат — не только «вечный союз» между Богом и народом Его, но и явление общечеловеческое, она служит залогом улучшения мира. В том числе и детей других народов, присоединившихся к Богу, потому что каждого, кто соблюдает Шаббат и держится завета «приведу Я их на гору священную Мою, и обрадую Я их в доме молитвы Моем… ибо дом Мой домом молитвы будет наречен для всех народов» (там же, 56,7). Этот общечеловеческий аспект делает Шаббат в определенной мере наследием всех культурных народов, независимо от того, сознают они это или нет.

Старания христианской церкви затушевать первоначальный еврейский смысл Шаббат путем перенесения ее на другой день и объявления этого дня днем воскресения Иисуса ничего не изменили. Глубоко гуманная природа Шаббат сохранилась во всех ее перевоплощениях, пока, в конце концов, не нашла свое отражение в современном законодательстве в виде обязательного еженедельного выходного дня. Можно без преувеличения сказать, что идея Шаббат стала фундаментом социальных законов народов и Старого, и Нового Света.

…Этот необычный синтез духовно-религиозного и гуманно-социального начал, воплощенных в Шаббат, раскрывается и в другом творении еврейского духа (также с самого начала связанном со святостью Шаббат) — в изучении Торы. День субботний — день покоя и отдохновения для богатого и для бедного — лучшее, наиболее естественное время для концентрации духовных сил, для «добавочной души» и, само собой разумеется, для изучения Торы.

Ведь изучение Торы, как и Шаббат, имеет четка выраженный «социальный» аспект, ибо основано на принципе абсолютного равенства, когда нет преимущества богатого перед убогим. Это касается и обязательного еженедельного чтения соответствующей главы из Торы в молитвенных собраниях, и идеи перевода этой главы на разговорный язык, и обязательности перевода.

Изучение Торы по субботам, конечно, не исчерпывалось одной лишь субботней главой. Оно как бы вплеталось в общий контекст Шаббат, став ее неразрывной частью. По принципу: «Половина — ваша, а половина — Богова» — народ сотворил из духа первоначального произведения, из древней почитаемой традиции удивительную ткань жизни, «субботнюю ткань», и выткал на ней любимые и своеобразные жизненные полотна, которые стали как бы щитом в борьбе с опасностями в долгие годы мрака.

Шаббат стала источником жизни для народа Израилева и для еврейского национального сознания, источником блага и утешения для угнетенного и преследуемого народа. Она явилась в качестве ангела-спасителя для бедного «принца», который всю неделю живет в унижении и рабстве, но на седьмой день «царица Шаббат» возвращает ему его честь — честь царствования в мире духа. Одновременно с субботними свечами вспыхивает священное пламя в сердце раба, пламя, которое светит ровным светом покоя и радости, завета и «дополнительной души». Ангелы мира спускаются на шатры Яакова, благословляя и освящая их. Вся еврейская действительность преображается и становится иной с приходом субботнего вечера. «Черна я — и красива…» (Песнь песней», 1,5), и — разъясняет Мидраш: «Черна я — всю неделю, и красива — в Шаббат». И еще: «И благословил Господь день седьмой и освятил его» (Брэйшит, 2,3), «Благословил и освятил» — светом лица человеческого, ибо лицо человека светит в Шаббат особым светом, совсем иным, чем в будний день.

Тонким эстетическим чувством обладали наши предки — простосердечные и цельные душой. Особая творческая сила, умение украшать действительность помогли евреям создать замечательную традицию празднования Шаббат. Во всех жизненных проявлениях, больших и малых, во всем поведении еврея — в одежде, в походке, в еде и питье — во всем отчетливо видна сверкающая печать «царицы Шаббат». Аромат «субботней приправы» поддерживал дух каждого из сынов Израилевых в течение всех дней недели, питал его, давая ему ощущение собственной ценности и человеческого достоинства.

Понимание особой роли Шаббат в жизни народа позволило нашим законоучителям сформулировать непосредственную связь между соблюдением субботы и возможностью национальной жизни на родной земле. В Талмуде сказано: «Иерусалим не был бы разрушен, если бы в нем не оскверняли Шаббат» (тракт. Шаббат, 119) и еще: «Если бы Израиль соблюдал две субботы по закону — тотчас же был бы он спасен» (там же, 118).

Наша древняя Шаббат — на обновляемой отчизне, и воссоздаем мы ее теперь в таком виде и в таких формах, какие нельзя было даже представить себе в изгнании. На наших глазах возникают новые образы субботней действительности, почерпнутые, однако, в той жизненности и той свежести, которой полна древняя традиция.

Материал портала machanaim.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here