План почтить П.Г. Вудхауса мемориальным камнем в Вестминстерском аббатстве подвергся критике со стороны активистов «Кампании против антисемитизма» (CAA), которые назвали известного британского автора «одиозным антисемитом».

Вудхаус, который умер в 1975 году, наиболее известен своими рассказами о неуклюжем аристократе Берти Вустере и его дворецком Дживсе. Осенью прошлого года преподобный Джон Холл, бывший декан Вестминстерского аббатства, объявил о планах почтить Вудхауса «за его вклад в английскую литературу 20-го века». Вестминстерское аббатство — величественный готический собор в центре Лондона, где Британия коронует и хоронит своих монархов с 1066 года, – является домом для «Уголка поэтов». Там чтят память о многих из наиболее уважаемых и любимых драматургов, писателей и поэтов страны — более 100 мужчин и женщин, таких как Уильям Шекспир, Чарльз Диккенс и сестры Бронте. Но нынешнее намерение аббатства включить Вудхауса в их число вызвало критику как из-за его антисемитизма, так и из-за серии скандальных радиопередач, которые он вел из Берлина во время Второй Мировой войны.

«Вудхаус был литературным гением, которого долгое время считали одним из величайших британских писателем, но он также был одиозным антисемитом», – сказал Стивен Сильверман, директор «Кампании против антисемитизма» по расследованиям и правоприменению. «Многие предполагали, что его пособничества нацистской Германии было бы достаточно, чтобы его судили за измену после Второй Мировой войны, если бы он когда-нибудь осмелился вернуться в Великобританию. Нет ничего плохого в том, чтобы восхищаться его работами, но это сильно отличается от восхищения их автором. Церковь не должна прощать и забывать его пожизненную ненависть к евреям. Эта почесть должна быть отозвана», – добавил он.

Вестминстерское аббатство защитило свое решение. Пресс-секретарь сказал, что Вудхаус был удостоен этой чести за его вклад в литературу 20-го века, сказав Daily Telegraph «тот факт, что Вудхаус был посвящен в рыцари в 1975 году, имеет важное значение для оценки ценности его работы».

Американский писатель Бенджамин Иври привел многочисленные примеры антисемитизма Вудхауса. В июне 1931 года, вызвав публичный спор предположением, что в Голливуде ему переплачивают и он недостаточно работает, он написал другу: «Проблема в том, что все эти евреи здесь в течение многих лет прекрасно проводят время, дурачась с деньгами акционеров и давая всем своим родственникам жирную работу, и это дает возможность банкирам требовать «раскрыть карты»». И, как предполагает CAA, антисемитизм Вудхауса продолжал проявляться публично «много времени спустя после того, как стали известны ужасы Холокоста». В январе 1949 года он доверился своему другу: «Любопытная вещь в американских книгах в наши дни заключается в том, что многие из них являются еврейской пропагандой. Обратите внимание, что в «Голых и мертвых» (Нормана Мейлера) единственный достойный персонаж — Гольдштейн. «Молодые львы» (Ирвина Шоу) – то же самое. Это любопытная тенденция. Евреи вдруг стали ужасно шумными».

Три года спустя Вудхаус написал о своих чувствах, когда он увидел комика Граучо Маркса по телевизору: «Одна странная вещь в телевидении — это то, как оно показывает людей. Я всегда думал, что Граучо Маркс поразительно смешной. Однажды вечером я видел его по телевизору, и он был просто евреем средних лет без какой-либо гениальности, на самом деле даже омерзительным». Как предположил Иври, некоторые из его коллег-голливудских сценаристов обнаружили, что в 1930-х годах Вудхаус был антисемитом. Его неприязнь к членам Гильдии сценаристов, как позже заметил один, «была вызвана не только самим союзом, но и антисемитизмом».

Но споры также окружают деятельность Вудхауса в военное время. К 1940 году писатель жил в Ле Туке во Франции, чтобы минимизировать свои британские и американские налоги. После двух неудачных попыток бежать от немецкого наступления, Вудхаус был интернирован как гражданин враждебного государства. Сначала его содержали в бывшей тюрьме в пригороде Лилля, а затем отправили в цитадель в Бельгии, а затем в лагерь в Тосте в Верхней Силезии. После его освобождения в июне 1941 года немцы призвали его сделать пять радиопередач, которые были отправлены в США, чтобы успокоить его американских поклонников. Полагая, что они имеют пропагандистскую ценность, Йозеф Геббельс затем распорядился, чтобы их транслировали в Британию.

Беззаботные программы о его интернировании вызвали ужас в Великобритании. На него обрушились в парламенте, запретили выступать на ВВС, а некоторые библиотеки убрали его книги со своих полок. Эти передачи также были не очень хорошо приняты в Америке, где одна газета озаглавила статью о них: «Вудхаус играет в Дживса для нацистов». Джайлс Брандрет, телеведущий и бывший депутат-консерватор, заявил газете Daily Telegraph, что, хотя передачи не носили политического характера, они «несомненно наносили ущерб делу союзников», потому что Великобритания в то время пыталась убедить США вступить в войну. «По наивности Вудхаус, несомненно, помогал врагу в самые мрачные дни войны», – сказал он. «Он спокойно рассказывал о забавных неполитических разговорах в Берлине, создавая впечатление, что он в порядке, и подразумевая, что, если он в порядке, то и в нацистской Германии все в порядке».

Вудхаус и его жена оставались в Германии до сентября 1943 года, когда им разрешили вернуться в Париж. После освобождения Франции следующим летом Вудхаус был допрошен британской разведкой MI5. Сотрудники служб безопасности пришли к выводу, что, хотя эти передачи и были неразумными, они не предназначались для оказания помощи нацистам и автор не должен подвергаться судебному преследованию. Документы MI5, опубликованные Национальным архивом Великобритании в 2011 году, раскрыли детали допроса. «Я думал, что люди, слушая мои беседы, будут восхищаться мной за то, что я держался бодрым в трудных условиях», – сказал Вудхаус в заявлении, в котором он также утверждал, что одним из его мотивов было желание поблагодарить за письма, отправленные ему его американскими поклонниками. Далее он сказал МИ-5, что намеревался лишь отразить «легкомысленное, жизнерадостное отношение всех британских заключенных. Для нас было делом чести не жаловаться». Вудхаус утверждал, что был «очень потрясен», когда следователи сказали, что Джон Эмери, британский фашист, который делал радиопередачи для нацистов во время войны, рекомендовал его немецким спецслужбам как «человека, который мог бы быть полезен в качестве пропагандиста».

Эмери, сын и брат министров консервативного правительства, был казнен за измену в 1945 году. «У меня никогда не было намерения помогать врагу, и… я испытал большую душевную боль в результате моих действий», – завершил свое заявление Вудхаус. В газетах также сообщалось, что в 1946 году британские прокуроры, похоже, переосмыслили свое решение не выдвигать против него обвинений. В памятке о встрече в 1946 году между офицером МИ-5 и тогдашним Главным прокурором сэром Теобальдом Мэтью отмечалось: «Главный прокурор сказал, что теперь он считает, что, если Вудхаус когда-либо приедет в эту страну, он должен быть привлечен к ответственности». Вудхаус никогда не возвращался в Великобританию и вместо этого переехал в Америку.

В 1975 году, незадолго до его смерти, британское правительство возвело Вудхауса в рыцарское звание. Это решение, по словам Вестминстерского аббатства, было «знаком в оценке ценности его трудов». У Вудхауса были свои защитники. Покойный Иэн Спроат, бывший министр консервативного правительства и журналист, утверждал, что представление о том, что Вудхаус был предателем, коллаборационистом и нацистским пропагандистом, неверно. Спроат, который неустанно боролся за то, чтобы очистить имя Вудхауса и написал книгу о военных годах писателя, приводил в качестве доказательства слова чиновника немецкого Министерства иностранных дел Вернера Плака. Плак организовал создание скандальных передач. Он предположил, что немцы обманом заставили Вудхауса записать их и что писатель не получал от них никаких особых милостей и никогда не делал пронацистских или антибританских заявлений. Тем не менее, Спроат признал ценность заявлений Вудхауса для нацистов: «Немецкие власти получили просьбы от влиятельных лиц и организаций в США освободить Вудхауса, и немцы полагали, что, присоединившись к этим просьбам, они покажут, насколько чувствительна Германия к американскому мнению, и таким образом укрепят американский нейтралитет в войне».

Вудхаус позже в частном порядке, высмеивал гнев, вызванный программами. В неполных и неопубликованных мемуарах, подробности которых были раскрыты газетой Times в 2016 году, он писал: «Глобальный вой, который поднялся в результате моей неосмотрительности, превысил по объему и интенсивности все, что я когда-либо испытывал с того времени, когда я в детстве сломал зонтик викария, и мои тети начали писать письма друг другу об этом». Хотя запись программ и была ошибкой утверждал он: «Я полностью упустил из виду опасную возможность того, что в Соединенных Штатах может быть создана волна прогерманских настроений такими откровениями с моей стороны, как и то, что, когда я был в лагере, я читал Шекспира, и, когда у интернированных заканчивался табак, они курили чай, что у коменданта в Гюи были короткие ноги и он не любил ходить по холмам, и что в моей камере в тюрьме Лоос был неприятный запах».

Друзья посоветовали Вудхаусу не возобновлять полемику вокруг его военных лет, и автор закончил только несколько глав мемуаров. Стремясь сейчас почтить его, Вестминстерское аббатство гарантировало, что самая темная глава в жизни Вудхауса снова столкнется с внимательным изучением, которого сам автор так стремился избежать.

timesofisrael.com

Источник
http://lechaim.ru/news/aktivisty-kampanii-protiv-antisemitizma-prosyat-vestminsterskoe-abbatstvo-ne-chtit-odioznogo-antisemita-p-g-vudhausa/»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here