106 лет назад, 1 августа 1914-го, началась I мировая война. («Мировая», потому что, хотя боевые действия шли в основном в Европе между странами Антанты и Германией с Австро-Венгрией, в ней формально участвовали 38 из 59 независимых государств, существовавших тогда в мире. Сейчас в ООН 192 члена.)

Раввин проводит службу для еврейских солдат русской армии в германском плену

Эта война стала чрезвычайным событием в истории евреев. Что не удивительно: почти все они тогда жили в Европе.

Здесь надо разделить два разных аспекта: собственно война, участие в ней евреев и т. д. и последствия войны. Второе — много важнее.

Что касается войны, то для евреев она была «почти благополучной». То есть они воевали в армиях стран проживания наравне со всеми, гибли, были ранены — как все. Получить такую же долю страданий, как все, — для евреев было верхом благополучия.

Правда, были и отличия. Во время войны все хронические болезни общества обостряются. Обострился и антисемитизм, который в Европе начала XX века был явлением всеобщим.

Во всех странах евреев обвиняли в уклонении от воинской службы — цифры доказывают, что это ложь. Обвиняли в том, что они спекулируют в тылу — это опровергнуть или подтвердить сложнее, такой статистики я не знаю. Особенно параноидальные формы принял антисемитизм, естественно, в самой юдофобской стране Европы — в России. Бывший премьер Витте острил «воевать сразу против немцев и против евреев — слишком сложно». Между тем русское правительство вело себя ровно так. Евреев обвиняли в шпионаже (ни одно обвинение так и не подтвердилось), армия занималась практически погромной травлей евреев. Правда, нет худа без добра: евреев «как шпионов» выселяли из прифронтовой полосы (она же «черта оседлости») и, хоть и в скотских условиях (в товарных вагонах, с потерей имущества), переселяли в глубь России. Никто не отменял «черту оседлости», но фактически война ее стерла.

Что касается другой стороны войны, то во многих странах (Россия, Германия) евреи не имели права быть офицерами, да и выкрестов крайне неохотно производили в офицерские чины, неохотно награждали. Во Франции и в Англии евреи служили в достаточно высоких чинах, а сэр Джон Мониш был даже генерал-лейтенантом (соответствует званию генерал-полковника в современной российской армии), командовал австралийским экспедиционным корпусом и был награжден высшими британскими военными орденами.

Но, повторяю, главное значение Великой войны (так во всем мире называли I мировую) для евреев состояло в ее последствиях.

Собственно, весь XX век в Европе — с нацизмом, большевизмом, II мировой и т. д. — справедливо рассматривать как прямое следствие I мировой войны.

Война нанесла смертельный удар по феодально-сословному обществу в Европе. Из его лопнувшей скорлупы вылезало новое, массовое общество. Именно порождением массового общества и стала I мировая. В Германии и России это сопровождалось революциями, в других странах сословное общество мутировало в массовое в ходе ускоренной эволюции.

Для евреев этот процесс был и «исторически выгодным» и трагическим.

Только в современном массовом (а затем «политкорректном») обществе евреи стали действительно полноправными. В рамках сословного общества у них таких шансов не было (кроме отдельных «выскочек», банкиров, попавших «во дворянство» и т. д.).

Но по дороге к современному политкорректному обществу, как известно, по Европе прошло несколько фашистских судорог. Формально они стали ответом на демократические революции 1917–18 годов (Россия, Германия, Венгрия), в которых, и правда, совершенно непропорциональную, вызывающую роль сыграли евреи-социалисты. Но фактически массовый антисемитизм, фашизм был ответом на вызовы новой эпохи. Растерянность масс почти всегда приводит к поиску «кто виноват», при том, что ответ — особенно в начале XX века — был очевиден изначально. Массовое общество началось с массового антисемитизма, сменившего традиционный церковно-сословный антисемитизм. К традиционному антисемитизму евреи уже «приспособились» — перед взрывами «сверхнового антисемитизма» они были беззащитны. Об ужасах этого антисемитизма (нацизм) говорить излишне.

Можно сказать — да, евреи в конце концов стали полноправными. Те, кто дожил.

Новая Европа — Европа без антисемитизма (разумеется, он есть, но давно уже не является легитимным в обществе и в политике государств). Эта Европа стремительно становится — особенно в последние 30–40 лет — Европой без евреев.

Религиозные различия потеряли прежний драматический смысл, сословных различий нет — что может удерживать от полной открытости и смешанных браков? Кроме сохраняющихся традиций/предрассудков у христиан и евреев — ничего. И если существующие тенденции сохранятся, через одно поколение евреев в Европе практически не останется — но в каждом (почти!) европейском интеллектуале найдутся еврейские корни.

Однако «хитрость Истории» такова, что именно в ходе той же войны возникли первые юридические предпосылки для самостоятельного еврейского государства (Декларация Бальфура). Но это уже совсем другая история.

(Опубликовано в газете «Еврейское слово», № 446)

Источник
http://lechaim.ru/events/velikaya-vojna/»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here